Россия как архитектор нового политического консенсуса в Сирии — chasodei.ru

Визит Сергея Лаврова в Дамаск, осуществлённый на исходе первой недели сентября, освещался российскими СМИ весьма широко. Было отмечено, что одновременно с Лавровым в Дамаск приезжал российский вице-премьер Юрий Борисов, являющийся сопредседателем российско-сирийской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

Борисов — выходец из ВПК, и его участие в переговорах подсвечивает военно-стратегический аспект сирийских переговоров, тогда как участие Лаврова происходит в рамках политического аспекта.

Главные проблемы сирийского урегулирования заключаются в нежелании сирийского руководства идти на компромиссы с сирийской оппозицией, что некоторым образом превращает Асада в сирийский аналог Лукашенко. Все попытки России как-то найти точки соприкосновения и выйти на конституционный процесс встречали болезненную реакцию Асада и не менее резкую реакцию умеренной оппозиции. Тогда как заставить Асада договориться с оппозицией и закончить гражданскую войну для России критически важно — без этого выдавить из Сирии США и Турцию невозможно.

Структура оппозиции в Сирии многослойна, как луковица. Она включает в себя религиозный и национальный сегменты. Власть Асада включает близкий круг и периферию с опорой на партию БААС, алавитское меньшинство и армию, осуществляющих силовое подавление и маргинализацию сирийской оппозиции, которая до 2017 года демонстрировала способность к консолидации против Асада, в чём сказывалась координирующая роль американских кураторов.

Влияние России в Сирии определяется не только военными победами, но в решающей степени способностью заставить Асада и оппозицию прийти к соглашению и запустить мирный процесс. Добиться мирного урегулирования сирийской проблемы — значит одержать окончательную победу, достигнутую дипломатическими способами. Без политического решения все военные успехи остаются временными состояниями, которые невозможно зафиксировать и превратить в политические выгоды.

Роль ООН как легального инструмента урегулирования сирийского конфликта оказалась неконструктивной. ООН стала площадкой для противостояния России и США, а потому переговорный процесс ведётся в рамках других форматов. Перехват инициативы в создании консенсуса в рядах оппозиции — главная задача российской дипломатии на данном этапе.

Источник: iarex.ru

Leave a Comment