Анкаре не удается разыграть Святую Софию в своей внешней политике — chasodei.ru

Начиная с мая сего года в Анкаре громко били в барабаны, исполняя «турецкий марш» вокруг Собора Святой Софии, ныне музея Айя-София. Администрация президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана вела партию, многозначительно намекая, что вот-вот бывший великий христианский храм снова, как и во времена Османской империи, станет мечетью. Но складывалось впечатление, что производимый информационный грохот был направлен в первую очередь за пределы страны, чем внутри ее. Немногие христиане, оставшиеся в Турции, отмечал на страницах The Washington Post старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям Асли Айдинтасбас, не представляют ни культурного, ни политического вызова для кого бы то ни было. «Все это делает дискуссию о Соборе Святой Софии печальной борьбой со временем, — писал Айдинтасбас. — С горсткой греков, оставшихся в Турции, как долго смогут просуществовать пустые церкви?» Парадоксом здесь было то, что на «турецкий марш» вокруг Собора Святой Софии вяло отреагировали те, кто должен был — прежде всего Константинопольский патриархат, а также представители других Церквей, существующих ныне в Турции.

Лишь на днях константинопольский патриарх Варфоломей прервал затянувшееся молчание и заявил: «Что я могу сказать как христианский священнослужитель и греческий патриарх в Константинополе? Вместо того, чтобы объединиться, нас разделяет 1500-летнее наследие. Мне грустно, и я шокирован. Мы выжили в течение 17 веков, и, если на то будет воля Божия, мы останемся здесь навсегда». Это, что называется, умыл руки — Бог ведь не будет звонить Эрдогану по телефону, чтобы высказать Свое неодобрение, такое должны делать сами люди. Отказался втягиваться в спор и Ватикан. Святой престол заявлением Конференции католического епископата Турции напомнил, что «мы — Церковь, лишенная юридического статуса», и потому «мы и хотели бы, чтобы Айя-София продолжала оставаться музеем, но вмешиваться или даже официально высказывать мнение относительно решения, которое касается исключительно Турецкой Республики, мы не можем». Экзотическим и заведомо нереализуемым прозвучало предложение армянского константинопольского патриарха Саака II Машаляна превратить Святую Софию в место молитвы для верующих всех религий. Интригующим и загадочным на этом фоне выглядело публичное выступление главы отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополита Илариона, который выразил надежду, что собор не станет мечетью, и он «для миллионов христиан по всему миру, особенно православных, является символом Византии и символом православия».

Источник: iarex.ru

Leave a Comment