Даже «Яндекс» не ужился с Грефом, но «Тинькофф» не продаётся — chasodei.ru

Странного содержания пост на своей странице в Instagram сделал Олег Тиньков. Его заявление можно было бы расценивать как посыл его клиентам к тому, что компания переживет нарастающий во всем мире кризис, если бы не одно «но».

«…Я знаю, что основанный мною бизнес в надежных и профессиональных руках. И мы выйдем из этого кризиса 100% сильнее, чем любой из наших конкурентов, просто потому что мы изначально заточены под «онлайн» и «работу из дома» и у нас лучшая в мире финтех-команда. «Тинькофф» не продается!» — написал основатель банка.

С чего вдруг известный предприниматель решил заявить о том, что банк не продается? Кому он адресовал это посыл?

Напомним, в октябре 2018 года на форуме Finopolis в Сочи Олег Тиньков говорил о том, что его детище способен купить только Сбербанк Германа Грефа, но он этого делать не будет.

«Я хочу всех разочаровать, а может, кого-то успокоить: нас никто не может купить в России, кроме Сбербанка», — заявлял Тиньков. Однако, Греф «нас не может купить ввиду своих либеральных взглядов».

По поводу того, что Грефа от покупки банка-конкурента могут удержать его либеральные взгляды, Тиньков либо ошибался, либо заигрывал так сказать с оппонентом — нынешним главой Сбербанка. Но, скорее, и лукавил, и заигрывал. Опытный, а главное дальновидный бизнесмен, каким является Тиньков, не мог упускать из виду наполеоновских амбиций Грефа.

«Это хорошо, пока есть Герман Оскарович Греф — менеджер Сбербанка, и сегодня он действительно ведет сдержанную политику: не покупает конкурентов, не демпингует по продуктам, может быть, за исключением онлайн-эквайринга иногда и эквайринга вообще, где-то на местах менеджмент — перекосы», — отмечал Тиньков, чем явно демонстрировал игру с бросанием камешков в огород оппонента.

Ну зачем Сбербанку покупать конкурентов, тем более банки? Во-первых, Сбербанк и так практически монополист, а во-вторых, банки как таковые в классическом их восприятии можно считать пережитками прошлого, так же как и традиционные банковские продукты, что собственно понятно и видно на примере самого бизнеса Тинькова. Как раз именно та экосистема Тинькофф банка, построенная на дистанционной работе и предоставлении услуг, а также преимущественно молодая активная и охотно пользующаяся всеми доступными онлайн-сервисами клиентура могла вызывать интерес у Сбербанка, который также активно строил свою экосистему. Не случись проблем с налоговыми органами США, то, думается, Тинькофф банк очень даже смог бы посоревноваться со Сбербанком. Возникли проблемы у Тинькова как раз тогда, когда он был намерен распрощаться с гражданством США. Да, «шутки» с законодательством США заканчиваются плохо. Но сконцентрируйся Тиньков на работе банка в России, то его детище вполне могло бы составить конкуренцию Сбербанка. Слухи о том, что Тинькофф банк может быть или продан Сбербанку, или объединиться с Яндексом, периодически возникали. Тинькова в принципе знают как человека-бренда, занимающегося созданием бизнесов на продажу, а новые реалии еще и требовали некой глобализации, укрупнения бизнеса. В традиционном банковском секторе Тинькову делать нечего, как впрочем и многим другим. В то же время на банковском рынке Тинькофф банк уже не является единственным участником с высокой долей онлайн-продуктов и услуг. Поэтому скорее всего, хотел бы того предприниматель или нет, но объединение или продажа банка является неизбежностью. Потому как того требуют экономические тренды, переломить которые Тиньков не сможет в силу отсутствия у него политических инструментов, доступных Герману Грефу. Думается, что сейчас необходимость такого объединения или продажи, несмотря на наличие высокопрофессиональной команды, стала еще более очевидной. Не понимать этого Тиньков не может. Поэтому его заявление о том, что банк не продается, можно расценивать, как желание поторговаться, поднакрутить цену. Конечно, это только предположение, ведь, возможно, именно сейчас Тиньков, находясь под арестом и в борьбе за свое здоровье и жизнь, может испытывать самые разные чувства, подталкивающие его на безапелляционные заявления. Если все-таки Тиньков торгуется, то, скорее всего, его посыл адресован Яндексу. В Сбербанке бренд Тинькова просто растворится и поминай его, как звали, если не сказать больше, но об этом промолчим. Даже Яндекс вовремя осознал возможные последствия его сделки со Сбербанком и поспешил «развестись». Конечно, ни господин Аркадий Волож — основатель Яндекса, ни господин Греф не будут говорить о том, что не сошлись характерами, и Яндекс мог бы «потеряться» в «сети» экосистемы Сбербанка. Между тем эксперты предполагали, что Яндекс, видимо, решившись на «развод» со Сбербанком, обрел в его лице себе знатного и сильного врага. Собственно, расценивать дальнейшую сделку Яндекса с ВТБ можно и как необходимость прикрыться от возможного сильного соперника таким же сильным и тоже государственным игроком на банковском рынке, а заодно и заполучить дополнительные средства для своего развития, возможно, как раз для слияния или вхождения в долю в Тинькофф банк.

Источник: iarex.ru

Leave a Comment