Психика пациентов на ИВЛ критически важна для выздоровления: Jeruslaem Post — chasodei.ru

В марте я заболел COVID-19. Меня дважды вводили в искусственную кому, когда я был на аппарате искусственной вентиляции легких, в сумме почти на 30 дней. И хуже всего были сны — эмоциональная и ментальная реакция на препараты, которые вводили меня в кому. Когда я проснулся, оба раза я был в замешательстве. Я был накачан сильнодействующими препаратами, которые часто вызывают ужасные сны. Я думал, что эти сны были моей реальностью. В какой-то момент мне показалось, что я в Швейцарии и все вокруг меня умирают. В другой раз мне показалось, что меня режут на мелкие кусочки. Сны были совершенно ужасными, и все это время я думал, что умру. Я страдал от того, что называется реанимационным бредом.

За последние несколько лет сотрудники больниц во всем мире обнаружили и задокументировали, что пациенты, которые находятся в отделении интенсивной терапии в течение длительного периода времени, часто мучаются такими снами. Реанимационный бред может вызвать у пациента ужасающие, сильные галлюцинации до такой степени, что он чувствует, что сходит с ума. Когда люди говорят об этом с другими, их переживания часто игнорируются, что может привести к тому, что они будут чувствовать себя очень одинокими и подавленными.

Когда я наконец проснулся во второй раз, мне нужно было заново научиться ходить, есть и даже пользоваться санузлом. Это был ужасный опыт. Мое тело было настолько слабым, что я ничего не мог сделать самостоятельно. Хуже всего было то, что я все время спрашивал у врачей и медсестер, когда же наступит Пасха, так как мне отчаянно хотелось оказаться дома и провести праздники со своей семьей. Все боялись сказать мне правду. Пасха уже наступила и прошла, и я пропустил целый месяц своей жизни.

Переживая чувство глубокого разочарования из-за того, что я пропустил Пасху со своей семьей и потерял месяц своей жизни, плюс страдая от реанимационного бреда, я остро нуждался в ком-то рядом со мной. Мне нужен был кто-то, кто мог бы дать мне совет, успокоить меня и помочь оправиться от последствий приема сильных препаратов, которые все еще действовали на мой организм и заставляли меня сомневаться во всем и во всех вокруг меня. В какой-то момент я даже рассказывал своим друзьям, будто медицинский персонал больницы пытался убить меня, хотя врачи там были просто потрясающими, и думать, что они пытались причинить мне боль, было просто абсурдно, и мои друзья это знали. У меня были дикие галлюцинации, и мне нужна была помощь.

Источник: iarex.ru

Leave a Comment