Зачем Россия подыгрывает польской пропаганде? — chasodei.ru

Российские политики и экспертное сообщество почему-то близко к сердцу воспринимают различные заявления своих польских коллег, где Россия хоть и упоминается, но адресат прослеживается другой. Вот и сейчас стоило премьер-министру Польши Матеушу Моравецкому в ходе дебатов в американском Атлантическом совете заявить, что в Польше есть «сильная антинемецкая риторика (в изложении одного из российских агентств почему-то превратившаяся в «антироссийскую» — С. С.)», однако «если пан Путин отключит Украину от поставок газа в Западную Европу, то сможет делать то, что хочет», и вот почему «мы критикуем Германию» за участие в строительстве газопровода «Северный поток — 2», как предсказуемо посыпались предсказуемые комментарии из Москвы.

Не будем называть имен, тем более что это и не важно. Суть ответной реакции в том, что Варшаву в который раз попрекают «жесткими антироссийскими настроениями», что сводит польскую внешнюю политику на западном направлении к исключительно желанию насолить Москве. Это очень сильное упрощение, непонятно для чего принятое. Во-первых, оно переводит сами польско-российские отношения на уровень зоологических инстинктов, не оставляя место рациональности, а значит, пресекая какие-либо попытки понять, какой логикой руководствуется Варшава, когда упоминает Москву. Во-вторых, фактически российские комментаторы выступают «адвокатами Запада», о чем их не просили и за что благодарность не выразят. Например, та же Германия, на которую жаловался американцам Моравецкий. Ведь те, кто системно наблюдают, как немецкая пресса пишет о Польше, знают, что у немецких журналистов есть своя повестка, которую они отрабатывают. А в ней место «Северному потоку — 2» невелико.

До недавнего времени можно было встретить рассуждения за и против этого проекта, но с точки зрения сохранения «европейского единства». Соответственно, немецкие комментаторы либо полностью разделяли опасения Польши, либо занимали среднюю позицию, либо без каких-либо подробных объяснений не соглашались с ней. В последние месяцы «польский фактор» из публикаций о «Северном потоке — 2» и вовсе стал уходить, уступая место конфликту Берлина с Вашингтоном по вопросу энергетической безопасности Европы. Если же говорить о, собственно, польско-немецких отношениях, то тут Германия выступает в роли атакующего игрока, предъявляя Польше претензии в «разрушении демократии», будь то внутренние польские реформы, ход избирательных компаний в стране, положение местных средств массовой информации и так далее. В данном случае оправдываться приходится Польше. Но, по крайней мере, выстраиваемая Берлином аргументация в заданной им системе координат логична, цельна и самодостаточно. На этом фоне трудно понять, по каким штабам бьют российские комментаторы.

Источник: iarex.ru

Leave a Comment