«Живо по пещерам! У меня, брат, не забалуешь!» — chasodei.ru

Кричал слуга Игнатий (Георгий Вицин) в фильме «Земля Санникова». Потом выудил из кармана портков револьвер, пара выстрелов — и всё, дикари-онкилоны дружно и испуганно прижались к земле. Свой «Игнатий» появился и на украинских просторах.

Основной символ независимости любого государства — суверенный закон. Государство может быть абсолютным экономическим лузером. Государство может иметь вооруженные силы, стремящиеся к статистической погрешности. Государство может иметь финансовую систему, где цены измеряются не в номиналах, а в килограммах. Но, все равно, оно останется национальным государством. Именно тем, к которому столь беззаветно по форме, но столь бессмысленно по существу стремится украинская держава.

Но когда внешние силы определяют законы страны, то это уже не государство, в место приложения интересов этих «внешних сил».

Несколько лет назад на Украине был создан ряд специализированных органов по борьбе против коррупции, в том числе НАБУ — Национальное антикоррупционное бюро и САП, Специализированная антикоррупционная прокуратура.

Уже в момент появления каждого из них возникало настойчивое подозрение, что все это — не ради борьбы с коррупцией как таковой, а ради сбора компрометирующей информации, которая может «осадить» ретивость любого деятеля украинской политики или того, что еще называется экономикой. А контролировать и направлять эти органы собираются зарубежные «партнеры». Для этого была предложена презумпция «независимости» бойцов антикоррупционного фронта от любых других ветвей власти.

Неэффективность антикоррупционных органов проявилась давно и прочно, а вот за контроль над ними постоянно идет борьба, ибо владеющий информацией владеет миром. Контроль над «независимыми» органами возможен только через контроль над кадрами, поэтому фигуры антикоррупционных «шефов» всегда являлись одними из наиболее обсуждаемых и критикуемых в украинском политическом дискурсе.

Источник: iarex.ru

Leave a Comment