Минск. О бедном диктаторе замолвите слово — chasodei.ru

Одна вещь в белорусских протестах вызывает искреннее недоумение: они сфокусированы на личности Александра Лукашенко. Не на экономике, не на развитии страны и даже не на политических трендах действующей власти. Именно на личности: просто хочется нового. 11 августа инициаторы уличных протестов планировали масштабную забастовку. Дело обычное, но ведь любая забастовка начинается с экономических лозунгов: зарплата, цены, дефицит и так далее. В Беларуси выдвинули три требования:

    признания Светланы Тихановской новым президентом Беларуси;
    освобождения всех политзаключенных;
    перевыборов на честных началах.

Но я сейчас не о Лукашенко, а о содержании. Эти требования можно понять: сердцем, но не разумом. И не логикой… Ибо как можно понять требование признания иного президента и перевыборов в «одном стакане».

С экономической и политической позиций Бацьку трудно упрекнуть: он сохранил промышленность, социальное государство и суверенность страны. Это признают даже его антипатики: «У нас же не было такого агрессивного капитализма, как у вас. У нас до сих пор ничего не распродано…» (Светлана Алексиевич, лауреат Нобелевской премии).

Но это уже «не считается»… Организаторы митингов грамотно играют на эмоциональной усталости населения, на том, что Лукашенко слишком долго находится у власти. В этом нет ничего нового: один из отцов-основателей американской литературы Ральф Эмерсон еще в позапрошлом веке заметил, что «каждый герой в конце концов становится скучным». Вот, заскучали и белорусы, не выдержав 26 лет любования светлым образом своего несменяемого вождя.

Но, к сожалению, речь идет не о литературе, а о государстве. О том, что должно остаться в истории. Та же Алексиевич, как литератор, может считать, что «если вы честно начинаете задумываться над тем, что происходит — вы сразу же в оппозиции». Но история человечества считает несколько иначе.

В этой истории всех правителей можно разделить на «коротких» и «долгих». И форма государства (республика, монархия, империя) или форма режима (демократия, авторитаризм, тоталитаризм) никакого значения не имеют. Колыбель современной демократии — античные Афины — свой золотой век прожили при Перикле, который «не менее пятнадцати лет обладал непрерывной, единоличной властью, хотя должность стратега даётся на один год» (Плутарх, «Сравнительные жизнеописания»). Почему? Другой, не менее авторитетный историк, Фукидид, объясняет: «Для государственной деятельности Перикла считали наиболее достойным» («Пелопонесские войны»).

Источник: iarex.ru

Leave a Comment